Д. С. Лихачев: Декларация прав культуры и ее международное значение

Зачем нужна особая Декларация прав культуры при наличии многих десятков различных установлений, от имени государства вроде бы защищающих культурные, исторические, научные и прочие ценности?

Дело в том, что культура не ограничивается памятниками культуры и истории, как не ограничивается научными открытиями и составляющая единое целое с культурой наука. Театр — это не только отдель­ные постановки, хотя бы и взятые в целом. Искусство — это не сово­купность памятников культуры, как и история — не совокупность документов о прошлом. Ювелирные изделия не составляют собой ювелирное искусство. Произведениями живописи не ограничивается живопись.

Необходимо не только заботиться о сохранности отдельных произведений искусства, свидетельствах истории или научных откры­тиях, но и защищать права на их существование, безопасность, доступ­ность как для специалистов, так и для всех интересующихся. Мы долж­ны оберегать всю сферу культуры, свободу культурной (в том числе и научной) информации, отстаивать точность информации о культур­ных ценностях (повторяю — и научных в равной степени). А разве можно быть безучаст­ным к судьбам культуры малых народов, живущих в окружении народов многочисленных и обладающих государственной властью? Особой заботой должны быть окружены архи­вы, библиотеки, музеи, коллекции, находящиеся во владении государ­ства или отдельных собственников, национальные традиции и обычаи, традиционные религии и т. д.

Наша обязанность — поддерживать и совершенствовать культурный климат как наиболее благоприятный для сохранения и развития всех форм культуры. Систе­ма образования и информации должна быть построе­на так, чтобы способствовать развитию общечеловечес­кой куль­туры и культуры малых народов — их национального лица, их языка и фольклора.

Культура — она ведь всемирная, не закрытая, а именно открытая эстетическая система. Сколько десятилетий нашу культуру, нашу науку старались отгородить от всего мира «железным занавесом». Ничего не вышло. Она пережила странные, уродующие ее, деформиру­ющие процессы, но выстояла. От народа скрывали истинные шедевры литературы и искусства — Булгакова, Платонова, Набокова, Пиль­няка, Ахматову, Кандинского, Шагала, Малевича... Но не скрыть их в мире современ­ных коммуникаций. Произведения этих авторов становились достоянием зарубежья и оттуда, признанные и прославленные, возвращались на Родину. Наша литература, наше искусство обогатили мировую культуру, стали катализатором общественной и духовной жизни. Так литература и искусство зарубежных стран воздействуют на нашу культуру, обогащая нас духовно, эстетически. Важно, чтобы этот процесс шел беспрерывно. И это одна из целей Декларации прав культуры.

Нам нечего бояться всемирного взгляда на природу и человека, искусство и культуру. Сотрудничество, диалог и взаимопонимание на­родов мира являются залогом справедливости и демократии, условием предо­т­вра­щения международных и межэтнических конфликтов, наси­лия и войн.

Именно поэтому государство, как подчеркивается в Декларации прав культуры, обязано:

  • способствовать установлению международных контактов и сотрудничества в области сохранения и развития культурных богатств, поощрять распространение культурных ценностей, благоприятствующих укреплению мира и безопасности;
  • участвовать в международном сотрудничестве с целью возвращения незаконно вывезенных с территории того или иного государства культурных ценностей;
  • неукоснительно соблюдать требования «Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта» от 14 мая 1954 года, поскольку основной ущерб культура несет от военных действий;
  • осуществлять международное и культурное сотрудничество на основе признания права культуры каждого народа и этноса на самобыт­ность и целостность.
Для меня знаменательно, что первыми идею разработки Деклара­ции прав культуры поддержали преподава­тели и студенты Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов, на который я возлагаю особую надежду. Ведь в нашем университете готовятся специалисты гуманитарного профиля, обладающие отличной профес­сиональной подготовкой и высокой внутренней культурой. Наверное и поэтому тоже есть у меня сего­дня уверенность, что духовное воз­рождение России состоится.